Расскажите, как музей может стать лучше? Ждём ваших предложений
Мицкевич Сергей Иванович

Мицкевич Сергей Иванович

Сергей Иванович Мицкевич — врач, марксист, соратник В.И. Ленина.

         Память о Сергее Ивановиче Мицкевиче живет в сердцах людей, видевших и знавших его. Вот так, например, пишет о нем писатель Юрий Либединский в своей книге «Современник»: «И вот я вижу Сергея Ивановича в его скромной штатской тройке. В остро подстриженной бородке поблескивает седина, глаза внимательно зорки и добродушны. Самим своим существованием свидетельствовал он о реальности того легендарного времени, когда зарождалась «Искра» и когда искра разгорелась, и вот в повседневном труде нашего поколения уже осуществляются идеалы того первого поколения пролетарских революционеров».

         Ученица Мицкевича, старая большевичка Н.А. Стриавская вспоминает: «Сергей Иванович превратил в коммунистов тысячи людей. Он сумел убедить и резко настроенную молодежь и старых ученых. Он не только не отталкивал неверующих в те первые дни становления Советской власти, но словом и делом убеждал их в прогрессивности советского просвещения».

С.И.Мицкевич одинаково владел ланцетом хирурга и сложным, опасным делом конспиратора, оружием солдата и пером публициста. Мицкевич был отличным врачом, оратором, политработником, историком. И все его многообразные проявления его одаренной натуры умещались в одну основную специальность — он был революционером.

          Родился С.И.Мицкевич в нашем маленьком Яранске 6 (18) августа 1869 года. Его отец, Иван Васильевич Мицкевич, был офицером резервного батальона, рота которого стояла в Яранске. Человек щепетильной честности, выходец из среды мелких чиновников Подольской губернии, всю жизнь связал со службой в армии. После Севастопольской кампании был казначеем, заведующим хозяйством резервного батальона, потом — полка, но за 25 лет службы не нажил ни гроша.

          Мать, Мария Ивановна, была дочерью Яранского купца И.Д. Носова, одного из крупнейших купцов Вятской губернии. Сын крепостного из Владимирской губернии, Носов прошел путь от офени (коробейника) до крупнейшего торговца хлебом, льном; он имел магазины в нескольких городах губернии. Родители не хотели отдавать дочь за бедного офицера и за дочерью не дали приданного.

           Семья Мицкевичей, где было четверо сыновей, Сергей — старший, жила на скудное жалование армейского офицера. Отцу, Ивану Васильевичу, как военному, приходилось часто переезжать, переезжала и семья: Вятка, Либава на Балтийском море, г. Ямполь Подольской губернии. Сергей рано научился писать, читать, рисовать.

           В декабре (17) 1877 года отец Сергея Ивановича, давно болевший туберкулезом, умер оставив жену с четырьмя сыновьями без средств: Иван Васильевич не дослужил несколько месяцев до 25 лет стажа, потому семье не полагалось никакой пенсии. После долгих хлопот Марии Ивановне удалось выхлопотать пенсию в 19 рублей.

Мать Сергея поехала в Яранск. Дед Сергея купец Носов смилостивился над дочерью, взял под свой кров, поручив ей вести хозяйство.

           Перед поездкой в Яранск семья жила в Москве, Сергея оставили у дяди, Ф.И. Носова. Он определил племянника в подготовительную школу Сорокина для подготовки в военную гимназию.

   Как сын офицера, Сергей Иванович с августа 1877 года был зачислен кандидатом в Нижегородскую военную гимназию и был принят сразу во второй класс. Проучившись год Сергей Мицкевич приехал на три месяца на каникулы в Яранск. Жили они на фабрике. Оживленно бывало на фабрике, когда привозили кудель. Фабричный двор наполнялся гурьбой девушек, которые теребили, чесали кудель, распевая песни. Сергей Иванович вспоминает; «Я тогда совсем не подозревал еще о существовании рабочего вопроса и на всю эту работу смотрел только, так сказать с эстетической точки зрения» (С.И. Мицкевич). //«На грани двух эпох. От народничества к марксизму». Москва, 1937, стр.12.

           Учась в нижегородской военной гимназии, Сергей Мицкевич много читал, менялось его мировоззрение. Все чаще он спрашивал себя: «Зачем я пойду на военную службу? Чтобы сражаться за царя и Отечество, подавлять крестьянские бунты?

   Решение уйти от военной службы все сильнее зрело у Сергея. Но уход был связан с препятствиями: все, окончившие кадетские корпуса, автоматически переходили в военные училища. Да и мать Сергея по семейной традиции и материальным соображениям была решительно против ухода сына с военной службы. Семья в то время жила в Нижнем Новгороде, братья тоже смотрели на Сергея с укором. Но желание уйти во что бы то ни стало из военного училища было велико. Юный Мицкевич, окончивший военную гимназию и подавший рапорт об увольнении, был отпущен. Согласилась с решением сына и мать.

Чувствуя себя вольным человеком, шестнадцатилетний юноша в сентябре 1885 года много читает, записавшись в городскую библиотеку, выбирая дальнейший жизненный путь.

   Прочитав судебный отчет о Морозовской стачке, впервые познакомился с рабочим вопросом в России. Решив поступить в технологический институт, Сергей стал готовиться к экзаменам. Большой поток народнической литературы, популярность «хождений в народ» поколебали желание стать инженером. Сергей хотел поступить в Петровскую академию, чтобы получить диплом агронома. Но какую пользу крестьянам мог принести агроном, служащий у помещика? Мицкевич решает стать врачом, пойти в деревню лечить и просвещать крестьянина. В своей книге «На грани двух эпох» он потом пишет: «на лечение я смотрел только как на путь по которому я пойду к крестьянину… Настроение было подъемное: была уверенность, что я стал на правильный путь, что на этом пути я найду разрешение «проклятым» вопросам современности».

   Здесь, в Нижнем Новгороде, в один из холодных вечеров декабря, зайдя в дом Метлиных, студентов — юристов, исключенных из университета за участие в демонстрации, Сергей Мицкевич впервые услышал пение революционных песен. Здесь был Иван Васильевич Духовской, владелец небольшого, единственного в Нижнем Новгороде, книжного магазина. Его нелегальной библиотекой юноша Мицкевич стал пользоваться. Через братьев Метлиных Мицкевич познакомился с В.Г. Короленко и Богдановичем.

Летом 1886 года в Нижнем Новгороде возник революционный кружок народнического плана, членом которого был и Мицкевич. Кружок просуществовал полтора года. Еще до ликвидации этого кружка Сергей стал принимать участие в другом кружке, более демократичном и революционном. Здесь Мицкевич познакомился с Румянцевым, ставшим в последствие членом ЦК большевиков.

         Сергей Иванович едет в Москву в 1886 году. Студенты Московского университета жили обычно землячествами. Самым радикальным считалось сибирское землячество.

В Москве Сергей Мицкевич встретился с Петром Григорьевичем Зайчневским, автором знаменитой прокламации «молодая Россия», вышедшей в Москве в 1862 году. «Подумать только, — вспоминает Мицкевич. – перед нами был революционер 60 — х годов, современник Чернышевского, бывший вместе с ним на каторге.

Летом 1889 года Сергей Мицкевич снова в Нижнем Новгороде, где впервые познакомился с «Манифестом Коммунистической партии» Карла Маркса. Летом этого же года состоялось первое знакомство с жандармами: Сергей был вызван свидетелем по делу Зайчневского.

         С осени 1889 года в московском студенчестве появилось много кружков, по аудиториям рассылались воззвания, а 7 марта состоялась сходка. Митинг был окружен отрядом жандармов, участники митинга были посажены в Бутырскую тюрьму, где просидели семь дней. В 1890 году, как вспоминает Мицкевич «я начал понимать основы великой теории Маркса, я становлюсь марксистом и уже на всю жизнь». ( «На грани двух эпох», стр. 86,98).

         Летом 1890 года Мицкевич побывал в Яранске. Свою родню в Яранске он нашел в состоянии экономической деградации. Торговый дом Носовых после смерти деда распался. Мицкевич ознакомился с жизнью края «Яранский уезд как и вся Вятская губерния, представлял собой интересный край: в нем почти не было крепостного права. Огромное большинство его крестьян были так называемые государственные крестьяне. В тот год на Яранский уезд надвигался страшный неурожай. Поля стояли жутко черные, с редкими колосьями. Вернувшись в Москву, Сергей Иванович активно включился в революционную работу. От его народнических взглядов не осталось и следов. Выступая на одном из заседаний кружка, Мицкевич сказал: «…центр внимания сейчас надо направлять не на крестьянство, а на рабочий класс, …класс будущего, класс революционный». («На грани двух эпох», стр.98).

         В 1892 году в Поволжье вспыхнула эпидемия холеры и студент — медик пятого курса добровольно включился в работу по ее ликвидации. Работая день и ночь, он лечил больных холерой на Сормовском заводе.  

1893 год — памятная веха в жизни нашего земляка: он впервые встретился с В.И. Лениным (Ульяновым), соратником и единомышленником которого был всю жизнь.

   Студент — медик зашел к местному нижегородскому марксисту Скворцову и застал у него незнакомого человека. Владимир Ильич ехал из Самары в Петербург и тоже решил проведать нижегородских марксистов и зашел к Скворцову. В своей книге потом Сергей Иванович так пишет об этой встрече: «Познакомившись я узнал, что это Владимир Ильич Ульянов… В молодом Ленине чувствовалась большая эрудиция и какая то особая основательность и глубина суждений… Уже тогда  в нем был виден будущий организатор нашей партии». («На грани двух эпох»)

         Владимир Ильич для постоянной связи между Москвой и Петербургом дал Мицкевичу московский адрес сестры, Анны Ильиничны. Так Сергей Мицкевич познакомился с сестрой Ленина, ее мужем Марком Елизаровым и Дмитрием Ильичем Ульяновым. Дружба с семьей Ульяновых продолжалась всю жизнь.

28 сентября 1893 года для систематической пропаганды и агитации среди московских рабочих была образована первая марксистская группа из шести лиц (знаменитая шестерка): С.И. Мицкевич, А.Н. Винокуров, Е.И. Спонти, М.Н. Лядов и С.И. Прокофьев, «Шестерка» являлась первой ячейкой Московской парторганизации, потому у Мицкевича и остальных ее членов партийный стаж записан с 1893 года.

         Летом 1894 года организация развернула агитационную работу среди рабочих: было выпущено несколько прокламаций и организованы стачки на московских и подмосковных фабриках. В это время Мицкевич часто встречался с Ильичем, который проводил лето у Анны Ильиничны в Кузьминках. Мицкевич руководил техникой для печатных изданий.

         В декабре 1894 года Сергей Иванович Мицкевич был арестован, арестованы были и Винокуровы. В департаменте полиции завели дело о социал — демократах в Москве. Три пухлых папки вмещают «Дело за №314 о враче Сергее Ивановиче Мицкевиче». Мицкевич был заключен в Таганскую тюрьму. Сознание, что сделано уже немало, что остались на воле продолжатели его революционного дела, поддерживало бодрость духа. Сергей Иванович вспоминал потом слова тюремщика, сторожившего его все годы заключения: «Удивляюсь я на вас, господин Мицкевич: два года с половиной вы сидите, а все веселый, все шутите». (История СССР, ч. II, 1967 стр.115).

         В 1897 году Сергея Ивановича ссылают в Якутию, в Олекминск. Срок — 5 лет. Добровольно отказавшись от довольно сносных условий Олекминска, Мицкевич принял решение ехать врачом в Колымский округ. Ленин по этому поводу писал из сибирской ссылки сестре Анне Ильиничне: «Сергей Иванович писал мне, что берет с удовольствием место врача в Средне — Колымске. Я думаю, что он прав., лучше быть за делом: без этого в ссылке пропадешь». (Н. Бондаренко «Все остается людям», Московская правда за 17 августа 1969г.)

каждый день пребывания в Колымском крае, в этом «ледяном мешке, тюрьме без стен и решеток» — подвиг. Неутомимый и бесстрашный, молодой врач пробирался на легких нартах в самые далекие поселки и наслеги. Смело входил он в юрты прокаженных, гниющих заживо вдали от человеческого жилья, боролся с эпидемиями, воевал с оспой. Якуты и юкагиры слагали о нем легенды, называли его «богом». Но «бог» был отъявленным безбожником и скромнейшим из людей,  горевший одним желанием — сделать людей счастливыми. Он посылал в газеты страстные статьи с призывом спасти местное население от вымирания. Статьи его всколыхнули общественность, и в Якутию стали поступать частные пожертвования, давшие возможность молодому врачу построить в Средне — Колымске отличную по тем временам больницу, организовать первый, за Полярным кругом, лепрозорий для прокаженных.

         В 1902 году кончился срок ссылки Мицкевича, но так высок был его гражданский долг, что он остался в Средне — Колымске еще на год, чтобы достроить больницу. Вот что писал Елене Сергеевне Мицкевич, дочери С.И. Мицкевича, главный врач лечебно — санаторного Средне — Колымского объединения О.Бастрыгин в 1965г.: «Спасибо сердечное ему говорят не только старожилы Колымы, но и  современники. Можно с уверенностью утверждать, что в Средне — Колымском районе нет человека, который не знал бы заслуг Сергея Ивановича перед якутским народом. Одной из выдающихся заслуг доктора Мицкевича является, существующая и действующая по сей день больница, построенная им, ставшая живым памятником ему».

         Будучи еще в Олекминске, Сергей Иванович «познакомился с веселой дочкой местной портнихи Олимпиадой Поповой, белокурая, тоненькая, подвижная, с синими глазами, она родилась и выросла здесь на Лене. О родном отце знала только (у нее был жестокий отчим), что отец был ссыльным народовольцем — донским казаком. Недаром мать ее называла казачкой за отчаянный нрав. Только четыре класса церковноприходской школы удалось окончить Липе, а тяга к знаниям была большая. Девочка рано нашла друзей среди ссыльных и начала проникаться революционными настроениями. Сергей Иванович задумался о женитьбе, но Липочке не было еще и 16 лет. Надо было ждать» (Е. Мицкевич «Одной лишь думы власть», стр.109,110).

         В 1899 году Сергей Иванович и Олимпиада Николаевна поженились в Средне — Колымске. Сотня избушек с плоскими крышами да обмороженных снегом юрт — это место даже властями официально называлось «для жительства неудобным». Молодой врач, вооруженный знаниями, опытом и бесстрашием, развернул врачебную деятельность. Под стать ему была и его молодая жена, помогавшая Сергею Ивановичу во всех делах (она мечтала стать фельдшерицей). Здесь у Мицкевича родился сын Валентин. Олимпиада Николаевна 13 октября 1901 года выехала из Средне — Колымска с маленьким сыном, беременная вторым ребенком. В Якутске 27 27 января 1902 года родилась Елена Сергеевна Мицкевич. С двумя малыми детьми Олимпиада Николаевна уехала в Рязань, в семью родных мужа, где и ждала возвращения Сергея Ивановича. По возвращении мужа семья уехала в 1904 году в Тверь, на Морозовскую фабрику. Сергей Иванович работает врачом на этой одной из крупнейших текстильных фабрик России. Олимпиада Николаевна, воспитывая детей, занимается общественной работой, по заданию Тверского комитета транспортировала нелегальную литературу в Питер из типографии ЦК РСДРП в Торжке. В конце 1904 года О.Н. Мицкевич вступила в партию и стала одной из активных помощниц Землячки. Партийные клички ее — Инна Борисовна, Фекла Спиридоновна. (Впоследствии О.Н. Мицкевич работала научным сотрудником в институте марксизма — ленинизма).  

         И детей своих Сергей Иванович и Олимпиада Николаевна вырастили убежденными революционерами, патриотами, людьми удивительно скромными, высоконравственными. Детство их, как вспоминает Валентин Сергеевич, прошло под «недремлющим оком» царской полиции, преследовавшей отца и мать, в атмосфере постоянного общения с людьми, боровшимися за дело рабочего класса.

         Валентин Сергеевич вступил в партию в феврале 1917 года, работал библиотекарем в кабинете В.И. Ленина. «Приходя в кабинет, Владимир Ильич здоровался со мной, в то время зеленым юношей, он вел себя просто, без тени превосходства, как — то незаметно, исподволь давая советы и указания». (журнал «Молодая Гвардия №2 1957г. март, апрель).В.С. Мицкевич участвовал в Гражданской войне, потом работал в Военно — Политической академии, был кадровым военным, а когда стране нужны были инженеры, командиры социалистической индустрии, Валентин поступил в Промышленную Академию, окончив ее, долгие годы работал инженером на уральских заводах. Умер он в 1948 году.

         Дочь Сергея Ивановича — Елена Сергеевна Мицкевич — член партии с 1922 года. После окончания высшей дипломатической школы работала в советском постпредстве во Франции, заведовала кафедрой французского языка, в Военной академии и в институте международных отношений. Персональный пенсионер, Елена Сергеевна вела большую переписку с общественными организациями Яранска, шефствовала над пионерской дружиной имени Мицкевича в г. Яранске. Умерла 22 ноября 1974 года.

         После революции у Сергея Ивановича родился сын Виктор. Когда началась Великая Отечественная Война, Вите исполнилось 16 лет. В армию его не взяли — он тайком убежал в Брянские леса, к партизанам. Восемнадцатилетний лейтенант Виктор Мицкевич участвовал в исторической битве на Курской дуге и был убит в 1943 году. (Людмила Пинчук, журналистка «В семьях замечательных людей» — текст радиопередачи по Всесоюзному радио 1 ноября 1971 года).

         Революцию 1905 года Сергей Иванович встретил в Москве, где тогда жила и вся его семья, ведя большую пропагандистскую работу в массах рабочих, принимая участие в подготовке и проведении Декабрьского вооруженного восстания, на своей квартире в Сокольниках он организовал склад оружия.   Мужу помогает Олимпиада Николаевна. Она разносит по городу листовки, проникает на баррикады, которыми перегорожены улицы всего 11 месяцев, как молодая сибирячка в Москве, а работу ведет просто незаменимую. Обладая прекрасной памятью, она не записывала (в целях конспирации) ни номеров телефонов, ни квартир, да и полиция никак не догадывалась, что Олимпиада Николаевна вся «обложена» листовками. Безотказно действует ее молодость и миловидность: «барышня» уж очень молода и прелестно улыбается»( Е.Мицкевич «Одной лишь думы власть», стр. 156 — 157).

         Осенью 1906 года семья Мицкевичей переехала в Нижний Новгород, т. к. в Москве Сергею Ивановичу оставаться было опасно. Мицкевич работал в психиатрической больнице врачом. В докторском домике, стоящем на берегу оврага, скрывались подпольщики, бежавшие от суда и царских тюрем. В бараках под видом душевно больных Сергей Иванович скрывал революционеров, учил их изображать болезнь, два года у доктора Мицкевича в отдельной палате провел  человек, которому царский суд угрожал смертной казнью. В 1908 — 1909г. Наступившее затишье в общественной жизни России дошло и до Нижнего Новгорода. «Было первое время очень глухо партийной работы никакой. Составилась у нас небольшая группа из четырех лиц и задалась целью работать над оживлением прежде всего культурной работы… были устроены в городе и Сормоведетские площадки, клуб подростков, … был создан кооперативный союз, открыт ряд библиотек в губернии», — пишет он в автобиографии.

         В конце 1914 года Сергей Иванович Мицкевич переезжает из Нижнего в Саратов, где работает в качестве школьного врача. В начале 1915 года в Саратове возобновилась партийная работа, в которой активное участие принимал наш земляк. Группа, в которой состоял Сергей Иванович, заняла «определенную большевистскую позицию по отношению к войне и вела агитацию среди рабочих и учащихся». (С.И. Мицкевич.  Автобиография).

Старший санитарно — школьный врач города, С.И. Мицкевич за свой демократизм и новшества управою Саратова был «едва терпим».

Февральская революция 1917 года. В Саратове организовался Совет рабочих и крестьянских депутатов, — и Мицкевич — член исполкома Совета с первого дня его существования.

         25 октября 1917 года в Саратов пришла телеграмма из Петрограда: пролетарская революция победила.

   Кадетская Саратовская дума и меньшевистско — эсеровский комитет Спасения подняли контрреволюционный мятеж. Были уличные сражения. Совет поручил Мицкевичу организовать медицинскую помощь раненым.

В марте 1918 года неоднократно вызываемый в центр для участия в работе высшего медицинского органа республики в те дни — Совета врачебных коллегий, Мицкевич переезжает в Москву, уже навсегда.

         Летом 1919 года Сергей Иванович поехал на южный фронт, где был помощником начальника санитарной части Южного, а потом — Юго — Западного фронта.

         В родной свой Яранск, где Мицкевич не был почти 30 лет, 06 июня 1919 года он приехал с чрезвычайными полномочиями: он возглавил делегацию ВЦИК, имевшей целью обследование местной жизни и работы советских учреждений».

В грозе и буре устанавливалась на местах советская власть. В Яранском уезде вспыхивали кулацкие мятежи, разгуливали банды Шушканова и Царегородцева, богатеи прятали хлеб, убивали коммунистов.

         Кроме того, три четверти Вятской губернии было захвачено войсками Колчака. Но Мицкевич уловил бодрый, воинственный дух, большой подъем в партийных, советских кругах Яранска. Не только Яранск, весь уезд быстро узнал о приезде делегации. Жители города и предместий устремились к приезжим. Шли ходатаи из деревень. Не только в часы приема обращались они к Мицкевичу. Толпились у дома крестьянина в ожидании его, заявлялись в квартиру, где он остановился. Охотно, подолгу беседовал Сергей Иванович со всеми, кто к нему обращался. «Заседание объявлено закрытым в два часа 45 минут ночи», — гласит протокол совещания Яранского уездного исполкома от 13 июня 1919 года, подписанный секретарем Л. Кузнецовым. Вернувшись из поездки по волостям, выступив предварительно перед партактивом, Мицкевич сделал в исполкоме итоговое заключение по работе комиссии.

         Большое впечатление произвел на яраничей и приезд делегации, и сам Сергей Иванович.

         Через 44 года, уже стариком придя в тот же дом, где в 1919 году работала комиссия, на собрании краеведов, посвященном памяти Мицкевича, с волнением выступил Л.И.Гельман, бывший тогда шестнадцатилетним комсомольцем.

         «Ярко вспоминается день 06 июня 1919 года, когда в наш Яранск прибыла комиссия ВЦИК… Особенно запомнилась мне внешность Сергея Ивановича. Как сейчас вижу — невысокого роста, в темно — зеленом пальто, в черной шляпе, с небольшой бородкой, подвижный и как то просто улыбающийся — таким он запомнился мне на всю жизнь».

         Свидетельствует А.И. Кондаков, основатель Знаменской школы — коммуны, одной из первых в Советской России, кандидат педагогических наук: «В отличие от некоторых местных работников, Сергей Иванович страху ни на кого не нагонял, был простым русским демократом — большевиком…; своей внешностью, речью, обхождением как — то всех располагал к откровенной беседе».

         В большом зале бывшего духовного училища слушать Мицкевича в последний день перед отъездом собралась вся интеллигенция города и уезда. Доклад Мицкевича о международном и внутреннем положении в стране, слова о творческих перспективах горячо воспринимались аудиторией. Собрание это особенно запечатлилось в памяти старожилов тем, что впервые слушали они рассказы о Ленине, о его жизни и деятельности, о его личных качествах. Сергей Иванович уезжал из Яранска, выполнив миссию помощи центра периферии. Уезжал, так и не сказав никому из яраничей, что сам он, их земляк» (Е.С. Мицкевич «Одной лишь думы власть», стр. 189 — 192).

         Об итогах работы комиссии Сергей Иванович писал в газете «Известия» от 28 июня 1919 года: «Везде идет большая организационная работа, в большинстве уездов образовались сплоченные группы ответственных партийных и советских работников, которые энергично налаживают советский механизм. Партийные организации сравнительно удовлетворительно поставлены, не смотря на их молодость..

         …Надо сказать, что Союзы молодежи производят самое отрадное впечатление и своей сознательностью, и самоотверженностью они дали очень большой процент идущих на фронт. Некоторые ячейки Союза целиком ушли на фронт».

«Посетил я в пяти верстах от г. Яранска школу — коммуну, расположенную в помещениях бывшего женского монастыря. В этой коммуне соединились учреждения для всех возрастов: тут и ясли для детей до трех лет, и детский сад, и школа I ступени, и группа II ступени. У школы свое большое хозяйство огородное, полевое, молочное. Крестьяне крайне враждебно вначале отнеслись к «Коммуне», распускали про нее самые нелепые слухи, но, видя работу школы, совершенно изменили к ней отношение» (выступление Е.С. Мицкевич в г. Яранске 6 октября 1965 г.).

         Творческим итогом жизни Сергея Ивановича Мицкевича явилась его работа по созданию Музея Революции СССР. Предстояло создать совершенно новый тип музея, отразившего все три русских революции. Не было ни опята ни методики (это были 22 — 24 гг.). Сергей Иванович сумел быстро сорганизовать таких же энтузиастов, как он сам.

         Коллектив горел желанием отразить в стенах музея историю нашей революции и не выходил подчас из музея по трое — четверо суток.

В создании музея участвовали Н.К. Крупская, А.И. Ульянова — Елизарова, М.И. Ульянова, Ярославский, Лепешинский, Ольминский и другие.

Интересную оценку Музею Революции дал итальянский профессор Томассио в 1925 году: «Я проехал и просмотрел все музеи Европы и Америки и не видел в них ничего подобного. Этот храм науки принесет пользу человечеству, являясь единственным в мире по своей редкости».

         Директором музея Сергей Иванович работал с 1924 по 1934 годы. Он подобрал актив художников. Здесь работали К. Юон, А. Герасимов, Н. Касаткин и др. В итоге Музей Революции стал обладателем великолепной коллекции произведений изобразительного искусства.

         Париж, Берлин, Лозанна, Прага — города, чьи музеи посетил Сергей Иванович, перенимая все лучшее, а возвратившись сказал: «Там в великолепных зарубежных музеях можно многому научиться, но в основном учиться нужно им у нас, а не нам у них» (Е. Мицкевич «Одной лишь думы власть», стр.214).

         Кроме директорства, Мицкевич — член научно — политической секции Государственного научного совета, член правления Дома ученых, член института Истпарта, член бюро Общества старых большевиков, общества политкаторжан, член комитета народов Севера, член Моссовета.

Умер Сергей Иванович Мицкевич 12 сентября 1944 года.

         Яраничи  чтят память марксиста, революционера, врача, его именем названа улица в Яранске, на доме №1 по ул. Свободы где родился С.И. Мицкевич укреплена мемориальная доска.

                                                             Материал подготовлен А.П. Зыковой.

Обсуждение закрыто.