Расскажите, как музей может стать лучше? Ждём ваших предложений
Людмила Михайловна Зыкова: «Совместная деятельность объединяла нас».

Людмила Михайловна Зыкова: «Совместная деятельность объединяла нас».

Сегодня мы беседуем с Людмилой Михайловной Зыковой, специалистом по социальной работе Яранского дома-интерната для престарелых и инвалидов. Людмила Михайловна, с чего началась ваша работа? Чем вы здесь занимались и занимаетесь?

Пришла в Яранский дом-интернат по приглашению директора Михаила Александровича Царегородцева в 1983-м году. Текучесть кадров была высокой и библиотекари не задерживались, потому сказал: «Если тебе не понравится — уйдёшь. Но попробуй».

Рано утром мне выдали связку ключей. Я поднялась в библиотеку — там был полный хаос. Книги валялись где попало, учёта никакого, многие повреждены. Всем книгам нужно было присвоить номера, поставить и записать, привести их в порядок. Время от времени нам выделяли деньги на приобретение книг, но основную часть нашего книжного фонда мы собрали из книг, которые людям дома становились почему-то не нужны. Мы брали всё. Сортировали. Книгам, которых у нас ещё не была присваивались номера и ставились на учёт.

Когда начала работать, нашим обеспечиваемым, тогда их так называли, поставила условие: «Когда берёте книги вы — проверяете тоже вы, а когда вы будете сдавать книжку — я буду проверять после вас. Если книга испорчена, то вам придётся купить».

 

Кроме основных обязанностей было ли что-то ещё чем приходилось заниматься?

Весной 1984-го года, так как территория была не благоустроена, то почти каждый день были субботники. Мы убирали строительный мусор, садили кусты вдоль здания, разбивали цветники. Всё это добровольно, но участвовали все. Кроме того, ездили на подсобное хозяйство, весной перебирали картошку в картофелехранилище, летом убирали сено, осенью картошку. С самого начала работы была председателем профсоюзной организации — там тоже работы было много.

Помогал каждый и директор, медицинский работник, библиотекарь, все… Уезжая на подсобное рано утром, вечером не успевали забрать детей из детского сада. Забирал их наш шофёр — Кожинов Михаил Михайлович или директор. Они же привозили обед и сладости с фруктами. Последние мы, конечно же, оставляли для детей.

Обеспечиваемые тоже принимали участие в работе, например в коровнике за коровами и телятами присматривали именно они. Было ещё две лошади, на них обеспечиваемый Николай Михайлович Касаткин возил молоко на комбинат молочных продуктов.

 

Людмила Михайловна, Вы собираете фотографии, информацию. Расскажите, чем вы занимаетесь?

В этом году нашему дому-интернату исполняется 80 лет. Оказалось, что истории нашего учреждения почти никакой нет. Мы решили собрать информацию, хотя бы за последние лет за 40, опросив сотрудников прошлых лет.

 

Расскажите немного из того, что уже собрали.

Немного о культурной жизни, например первым воспитателем была Людмила Степановна Шурыгина, а после неё пришла Евгения Валерьевна Швецова.

Следующим культурным работником была Виктория Александровна Емелина, к тому времени, когда её приняли, название должности сменилось на культ. организатора.

Очень весело было, особенно при Юрии Илларионовиче Тебенькове — это директор. При учреждении был большой хор, почти что все сотрудники в нём пели. Мы ставили сценки, плясали… Нашими гармонистами были: директор Юрий Илларионович Тебеньков и шофёр Владимир Тимофеевич Яндалеев.

С концертами ездили в Советский дом-интернат, Подосиновский психоневрологический интернате и принимали активное участие в культурной жизни города и района. Кстати, первая сценка была про Колобка, как сейчас помню, хорошо получилась. Совместная деятельность объединяла нас.

 

Расскажите что-нибудь о кухне: кто работал, как питались?

Я была в гостях у кухонной рабочей Таисии Максимовны Смирновой. В столовой работали: по сменам «два через два» кухонные рабочие, повар в каждой смене, диетическая сестра и шеф-повар 5 дней в неделю.

Одним из поваров тогда была Екатерина Николаевна Беляева. Екатерина Николаевна начинала работать ещё в старом пищеблоке, который находился ну углу, где сейчас у нас растут сосны. Отопление там было печное, воду таскали с колонки — наготовить нужно было примерно на 90 человек. Тяжело было работать в то время.

Таисия Максимовна рассказывала про своего шеф-повара, Серафиму Ильиничну Кислицину. Очень строгой и требовательной была к работникам, но в то же время очень доброй и понимающей. Опыт работы поваром у неё был огромный, потому уважали её очень и выполняли всё как положено.

Меню в то время было разнообразное. Постоянным было то, что дважды в неделю стряпали пироги, а ещё в любой день была солёная капуста. Капусту солили до 40 бочек — она всегда была на столе.

 

 

Работа по направлению в СССР — обычное дело. Были ли в доме-интернате сотрудники издалека?

У нас была сотрудница из Казахстана, Ольга Евгеньевна Колосова. Она устроилась работать в прачечную. В старой прачечной было очень холодно из-за высокой влажности, а на полу стояла вода. Летом всегда работали в сапогах, а зимой одевали валенки с колошами. Там ставили отопление, но даже обогреватель не успевал согреть прачечную.

Ольга Евгеньевна с теплотой вспоминала директора Юрия Илларионовича Тебенькова. «Дай бог ему здоровья. Он с комнатой мне помог». Дело в том, что из Казахстана она прибыла без вещей, денег и жить ей тоже было негде. Если в интернат сдавали на содержание человека, а у него была жилплощадь, то в то время её могли передать в собственность интерната. Одну из таких комнат и получила Ольга Евгеньевна.

Из прачечной она перешла в пищеблок, а потом в корпус — работала санитаркой по сменам. Ни одна из этих работ не была простой. На тот момент, когда она работала в корпусе проживало около 220 человек, а на их обслуживание была одна медсестра и две санитарки.

 

Вы начали говорить о проживающих. Есть ли воспоминания именно проживающих?

Нужно сказать, что до 1983-го года здесь жили только мужчины: инвалиды войны, детства и из мест лишения свободы. В 1983-м сюда привезли первых женщин пенсионного возраста — инвалидов второй группы из мест лишения свободы.

Из запомнившихся — на первом этаже проживал Володя Ромашов, мы часто называли его Ромашка. Молодой ещё — инвалид детства. Он очень любил фотографировать, большая часть старых фотографий его (сенокос, новогодние ёлки, выборы, детей наших фотографировал). Он был не местный, но очень любил нашу берёзовую рощу: «Отдыхаю там душой и телом», — так он говорил.

Вместе с ним жил Олег Ременюк, тоже инвалид детства. Он не мог говорить, руки были с изъяном, но писал такие хорошие стихи, которые даже печатали в нашей районной газете.

Запомнились два друга Желнин Толя и Милкин Павел, выделились тем, что никогда не напивались и были очень доброжелательны, хотя тогда в интернате процветало пьянство, мат и курение — места заключения накладывали свой отпечаток.

 

Как менялся дом-интернат?

Активным изменениям наше учреждение подверглось с приходом Людмилы Павловны Белоусовой. Она как директор строгая и требовательная. Немало произошло изменений на территории вокруг интерната, внутри был переоборудован клуб в зал-трансформер. Теперь там проводят культурно-массовые и спортивные мероприятия. Жизнь интерната стала более спортивной. Каждое утро начинается с зарядки. Зарядку делают все с первого по третий этаж, кто как может — как умеют. При Людмиле Павловне открыты отделение милосердия, отделение временного проживания и геронтопсихиатрическое отделение, в котором я в данный момент работаю специалистом по социальной работе.

С Людмилой Павловной, наш дом-интернат всегда держится в числе лучших.

 

Что будет когда Вы закончите сбор информации?

Мы планируем выпустить небольшой сборник о истории дома-интерната и сотрудников в нём работавших.

 

Людмила Михайловна, спасибо за интересную беседу!

 

Беседовал Артём Ямщиков,

заведующий отделом научно-просветительной работы Яранского краеведческого музея.

Посмотрите видео интервью:

Обсуждение закрыто.