Расскажите, как музей может стать лучше? Ждём ваших предложений
Николай и Ксения Мертвищевы: «Даже мы, будучи реконструкторами, пытаясь заниматься эпохой, всё равно остаемся людьми 20-21 века».

Николай и Ксения Мертвищевы: «Даже мы, будучи реконструкторами, пытаясь заниматься эпохой, всё равно остаемся людьми 20-21 века».

Сегодня гости Яранского краеведческого музея — реконструкторы раннего средневековья Николай и Ксения Мертвищевы. Николай, Ксения, я большой любитель книг про средневековье. Как вы считаете, истории художественных книг, красивые картинки оттуда, сильно отличаются от существующей в то время реальности? Хотели бы вы жить в то время?
Николай: Добрый день! Рады, что состоялась эта встреча и у нас есть возможность рассказать о чём-то интересном. Начать нужно с того, что у людей тысячу лет назад были очень специфические представления о гигиене. Сейчас жалуются на загазованность и мусор вокруг… Раньше у каждого была лошадка, несколько коров, овцы, свиньи и все они производили навоз. Не было никакой центральной канализации и всё это, конечно пахло. В лучшем случае всё это складывали в выгребные ямы, в больших городах могли быть дренажные системы, но это тоже пахло.
В водоёмы стоки несут всё что смыло во время дождя и тут появляется ещё одна проблема — болезни и отсутствие понимания как их лечить. Именно поэтому в средневековье для питья воде могли предпочесть алкоголь, потому как от воды иногда начинались неприятные вещи с желудком и люди, особенно дети, умирали от диареи и других болезней. Высокая смертность — ещё одна проблема прошлого.
Художественные книги пишутся для приятного чтения и акценты расставлены именно на красивых или приятных моментах, кроме того, реальность может быть сильно приукрашена, а автор вообще иметь очень общие знания о времени, про которое пишет. Задача художественных книг, развлекать людей в контексте той эпохи, а не давать глубокие знания.
Даже мы, будучи реконструкторами, пытаясь заниматься эпохой, всё равно остаемся людьми 20-21 века. Мы экстраполируем свою современную жизнь, как мы к ней относимся, как мы относимся друг к другу в своих занятиях. Сложно себе представить, чтобы в то время женщины имели такой же значимый вес в обществе, как сейчас, например. Художественные книги хороши, чтобы погрузиться в эпоху и развить свой интерес к этому времени. Мне бы не хотелось жить в то время.

В чем смысл реконструкции? Для чего вы переодеваетесь и живёте этой жизнью?
Николай: Для меня всё началось с исторических книг. Интересовали три эпохи. Древняя Русь, например «Русский щит» — книга об осаде Белгорода, печенегами, потом появилось славянское фэнтези Семёновой, «Волкодав», «Мы славяне».
Две другие эпохи, это было Петровское время благодаря Алексею Толстому, его книге «Пётр I» и Русско-Японская война, это «Цусима», Алексея Новикова-Прибоя и Порт-Артур Александра Степанова.
А уже окончательно в реконструкцию мы с Ксенией «залезли», когда появился компьютер, интернет и автомобиль в 2009 году. Я узнал, что, вроде бы в Козьмодемьянском районе будет проходить фестиваль исторической реконструкции. Мне уже чуть-чуть было известно кто такие реконструкторы и чем занимаются, но хотелось посмотреть. Туда можно было приехать туристом, поставить палатку, пожить. Взяли с собой своих друзей и поехали.
Ночь или две провели там. Посмотрели, как ребята друг друга бьют, катаются на лошадях. Место там живописное, в седьмом, кажется, веке было городище, оно чуть-чуть археологизировано. Там пытались сделать что-то вроде туристического комплекса, не знаю, получилось в итоге довести идею до конца или нет. На тот момент были: частокол, землянка и ворота. В общем, нам стало интересно.
В Яранск, на одну из «Ночей в музее», приехал Женя Фокин из клуба исторической реконструкции «Волжский путь» города Йошкар-Олы. Их было двое или трое, привезли оружие, доспехи, рассказывали и показывали, предложили желающим присоединиться. С 2010 года мы являемся небольшим Яранским филиалом клуба исторической реконструкции «Волжский путь», который базируется Йошкар-Оле, в Царевококшайском кремле.
А для чего реконструкция. Она разная для разных групп людей, то есть интересы у них разные. Некоторые приходят туда за «спортом». Война, бои, это экстремальный, но спорт. К примеру те, кто занимаются историческим средневековым боем, они одевают полные латные доспехи (становятся похожи на то, что мы представляем себе говоря «рыцарь») и лупят друг друга до тех пор, пока человек не упадет, то есть до полной победы. Конечно, они учатся бою и «лупят друг друга» в кавычках.
Часть приходит из любопытства. Вроде: «Мне интересно посмотреть, ощутить, пожить в палатках в поле, готовить еду на костре, походить в одежде без карманов». Оказывается, это величайшее изобретение человечества «карманы» — их очень не хватает.
И есть люди, которые занимаются этим для науки. Они получили какое-то историческое образование и теперь свои теоретические знания пробуют на практике — ставят эксперименты. То есть им интересно всё: бой, оружие, ремёсла, образ жизни в походе и дома…
Для нас это в первую очередь интерес попробовать новое, но также применить свои знания на практике.

Фестиваль исторической реконструкции «BlodGuld» на Волхове.

Я бы добавил ещё и коммерческая сторону. Есть люди, которые занимаются обеспечению всего этого движения.
Николай: О, безусловно! В основном такие люди живут в городах покрупнее. Они обеспечивают украшениями, доспехами, оружием, вещами быта, абсолютно всем. Их потребители это: музеи, индустрия кино и реконструкторы. Каждой из этой групп нужны красивые вещи. Потому что, конечно, посмотреть на выкопанную кольчугу интересно, но в зрелищности она проигрывает новой, блестящей, отполированной. Чтобы создать яркий образ времени нужны вещи, изготовленные сейчас, но очень в исполнении очень похожие на вещи прошлого.

Для чего всё это нужно в реальной жизни? Что вынесли полезного?
Николай: Общение и друзья. У нас много друзей по России. В первую очередь, это Поволжье (Казань, Ульяновск, Самара, Чебоксары, Йошкар-Ола, Нижний Новгород, Набережные Челны…).
Меч, конечно, я себе не скую и много из того, что люди делали раньше повторить не смогу, но это всё равно развивает кругозор.

Что вынесла для себя Ксения? Сможешь что-то приготовить из блюд прошлого? Открыла бы харчевню в Яранске?
Ксения: Приготовить смогу. А вот харчевню в Яранске я бы не стала открывать. То, что мы готовим на фестивалях, это не всегда вкусно. Есть различные рецепты, которые до нас дошли, к нашему времени в той или иной степени видоизменившись, но они есть. Мы с девочками время от времени готовим на фестивалях, а наши мужчины это едят, улыбаются, но это не сильно вкусно. Связано это с тем, что ели тогда часто овощи и каши, да ещё с небольшим количеством специй. Кроме того, нужно понимать, что то, что мы готовим — полевая кухня, дома в печи готовили другие блюда, да и вкусовые пристрастия людей с того времени сильно изменились.
Вот в «Повести временных лет» описано, что князь Святослав «…В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел, не имел он и шатра, спал у костра с седлом в голове; такими же были и все прочие его воины». То есть мы смеёмся, что вот у нас есть источник на шашлык — мелко нарезанное мясо, испечённое на костре и что можно спать просто в поле, а люди так жили.
Из вкусного, скандинавский молочный суп с рыбой. Вроде бы странное сочетание, но вкусно.

Расскажите про эпохи реконструкции.
Николай: Мы реконструируем «Эпоху раннего средневековья», её ещё называют «Эпохой викингов». Это 8-11 века. Она началась с нападения викингов на монастырь Святого Кутберта на острове Линдинсфарн в Англии, это случилось в конце 8 века. А закончилась эпоха, когда в Англии в битве при Стэмфорд Бридже войска Гарольда Годвинсона, английского короля скандинавского происхождения, разбили войска Харальда Хардрада, который пробовал завоевать Англию, но потерпел поражение и погиб, а через месяц, в 1066 году, войска победителя Гарольда Годвинсона, были разбиты уже Вильгельмом Завоевателем (Нормандское герцогство). Тогда войска переплыли Ла-Манш и завоевали Англию. Это было последнее завоевание Британии уже нормандцами. Такие границы у «Эпохи викингов» или «Раннего средневековья».
Именно этой эпохой занимается наибольшее количество людей, так как здесь самый низкий порог вхождения, то есть дешевле всего собрать комплект и больше романтики — викинги многим нравятся. Шлемов у них рогатых, конечно, не было, но, ореол пиратов и корабельной жизни привлекает.
Ксения: Прекрасных мужчин в два метра ростом, как в фильмах, кстати, тоже не было — они были низкими.
Николай: Следующие по количеству вовлечённых у нас в стране это стрельцы, 16-17 века. Потом Вторая мировая война. Дальше уже очень небольшое количество энтузиастов: Древняя Греция, Рим, скифы, Древний Египет, Вьетнамская война, Каменный век, война 1812 года. Есть просто выдающиеся из общего ряда реконструкторы, например видел реконструкцию средневекового японца.
Ксения: Видели реконструкцию средневекового еврея, тоже интересно получилось.

Масштабы реконструкции. Как много людей собирается?
Николай: Мы будем говорить именно за нашу эпоху, нам легче её оценить. Реконструкцией занимаются в разных странах, на наши фестивали они тоже иногда приезжают. Из иностранцев помню японца, видел поляков, немцев, французов, на фестивале в Татарстане познакомился с ребятами из Болгарии.
Самый большой фестиваль проходит в Польше, в городе Волин, назовём его фестивалем викингов, потому что большинство реконструируют их. У нас в России «Русборг». Он проводится недалеко от города Елец Липецкой области. Там построен, самый большой в Европе, да и в мире, наверное, макет круглой крепости эпохи викингов. Он в процессе строительства, там уже: ров, вал, частокол, начали внутри строения возводить.
Из фестивалей, которые уже не проходят, самый большой, на котором мы были, в Москве, в Коломенском фестиваль «Времена эпохи». Там было около 2500участников. Бойцов вышло, наверное, около 700. Это очень много.

Если думать о далёком прошлом, то и 20 воинов много.
Ксения: Нужно помнить, что этот человек кроме службы ничем не занят, потому его нужно кормить, одевать, предоставить ему жильё, платить зарплату… Потому 20 человек — это неплохая дружина, а фестивальчик на 50 человек, это две дружины встретились в поле. Мы, современные люди, уже меряем масштабами Второй мировой войны, где использовались большие воинские соединения и нам сложно бывает поверить в такое.

Фестиваль исторической реконструкции «BlodGuld» на Волхове.

В какой-то книге, была реплика: «…Рыцарь может отгонять два-три десятка крестьян-ополченцев, не отвлекаясь от поиска достойного соперника…». Вооружённые профессиональные воины были огромной силой.
Николай: При определённом везении, всадника могли сбить с лошади. В целом, да — сила огромная. Из примеров, под город Висбю как-то пришли войска, а их встретило городское ополчение, одев папины, дедушкины, прадедушкины доспехи и вышли в поле. Их вырезали всех, даже не раздевая от доспехов и покидали в рвы. С оружием ещё нужно уметь обращаться.

Кто учит приёмам боя?
Николай: Большие клубы могут иметь помещения для тренировок, то есть этим занимается клуб, например в Нижнем Новгороде, в клубе «Шторм» так и происходит, да и у других так же. Остальные тренируются сами по книгам и видео в сети или не тренируются вовсе.

На фестивале всё так же, как это было бы в то время?
Николай: Разный уровень фестивалей и клубов — разный уровень соответствия. Участники стараются соответствовать эпохе, но в пределах разумного, мы так же едем на машине, а не на лошадях, везём вещи в пакетах и сумках, но спим в палатках из шерсти или парусины, используем деревянную и глиняную посуду…
Большие энтузиасты могут отправиться большой группой в поход в лес, например на лыжах или осуществят сплав на лодках. Но всё-таки они будут иметь при себе средства спасения, на случай если что-то пойдёт не так, как планировали.

Чем отличаются туристические и реконструкторские дни?
Николай: Бывают «фестивали-междусобойчики», которые проводятся реконструкторами для реконструкторов, без туристов. Наш такой любимый фестиваль «Альтинг», его проводят наши казанские друзья, клуб «Варяг» в конце августа — начале сентября. Там туристов нет. Мы скидываемся на еду, чтобы была централизованная готовка и на вывоз мусора. Там проводится всё, что смогли придумать: конкурсы, имитация военных действий, поединки копейщиков, лучников, суличников… Всё, на что хватит фантазии. Могут новое что-то придумать, например средневековый футбол какой-нибудь.
Есть фестивали коммерческие. Там доступ зрителя/туриста с начала и до конца. Реконструктор в некотором смысле аниматор, хотя всё так же продолжает заниматься своим делом и ему никто не мешает, но туристы всегда рядом. На таких фестивалях всегда есть определённый набор зрелищных состязаний, вроде массовых боёв и проходят они по графику.
И есть фестивали, которые с туристическими и закрытыми днями. Закрытые дни — обычно это дни заезда и отъезда. Такие дни отличаются в основном только отсутствием туристов, также в такие дни могут проводиться состязания, а финалы состоятся в туристический день.

Чем занимаются парни, чем занимаются девушки на этих фестивалях?
Ксения: В любом случае фестиваль — это встреча друзей. Мы так же общаемся и проводим время. Во время боёв носим мальчишкам воду, кормим, поим, помогаем одеться, раздеться, следим за бытом. Все, кто занимаются какими-то ремёслами — занимаются ими. Хотя, конечно, никого ни в чём не ограничивают. Парни — бой и хозяйство.

Фестиваль исторической реконструкции «Волжский путь», Ульяновская область.

Можно ли жить за счёт реконструкции?
Николай: Можно. В основном такие люди живут в больших городах, где спрос на их продукцию выше. Конечно, современная почта и интернет решает трудности доставки и из любого города теперь отправляют необходимые вещи. Наиболее пользующиеся спросом мастера: оружейники, бронники, ювелиры, ткачи.
После наработки круга потребителей все они могут заниматься исключительно своим делом и на это жить.

Есть ли какие-то качества, которые необходимы, чтобы стать реконструктором?
Ксения: Любознательность в первую очередь. Кому-то было интересно, и он стал изучать это, кто-то поехал за компанию с друзьями — всё это любопытство.

После возвращения домой жизнь не кажется скучной?
Ксения: Жизнь радуют наличием душа, канализации, кремов и приятной кровати. Пожить в условиях фестиваля интересно, но вряд ли хоть кто-то из реконструкторов мечтает прожить так всю жизнь. Надышавшись свежим воздухом, приготовив еду на костре, встретившись с друзьями мы возвращаемся домой и с нетерпением ждём следующих встреч.

Пара слов, пожеланий для читателей.
Николай: Начнём с приглашения. Самый близкий к нашему городу фестиваль исторической реконструкции «Наследие», который проводится в городе Йошкар-Ола, Царево-Кокшайском кремле в конце мая. Там будет возможность посмотреть на средневековые сражения, поединки, на людей в костюмах, на оружие и чуть-чуть прикоснуться к истории. А что пожелать? Читайте хорошие книги.

Фестиваль исторической реконструкции «Наследие», Царево-Кокшайский кремль, г. Йошкар-Ола.

Ксения: Как педагог, присоединяюсь — читайте хорошие книги и занимайтесь реконструкцией.

У нас в гостях были реконструкторы раннего средневековья Николай и Ксения Мертвищевы. До новых встреч в следующих выпусках!


Беседовал Артём Ямщиков,
заведующий отделом научно-просветительной работы Яранского краеведческого музея.

Смотреть видео интервью:

Обсуждение закрыто.